Что такое орфоэпия?

ОРФОЭПИЯ (от греч. orthos – 'правильный' и epos – 'речь'), правильное произношение (ср. oрфография – правильное написание). Слово орфоэпия употребляется в двух значениях: 1) система единых норм произношения в литературном языке; и 2) наука (раздел фонетики), занимающаяся нормами произношения, их обоснованием и установлением.

Орфоэпические нормы называют также литературными произносительными нормами, так как они обслуживают литературный язык, т.е. язык, на котором говорят и пишут культурные люди. Литературный язык объединяет всех говорящих по-русски, он нужен для преодоления языковых различий между ними. А это значит, что у него должны быть строгие нормы: не только лексические – нормы употребления слов, не только грамматические, но и нормы орфоэпические. Различия в произношении, как и другие языковые различия, мешают людям при общении, переключая их внимание с того, о чем говорится, на то, как говорится.

Нормы произношения определяются фонетической системой языка. В каждом языке действуют свои фонетические законы, по которым произносятся слова. Например, в русском языке ударный звук [о] в безударном положении меняется на [а] (в[о]ду – в[а]да, т[о]чит – т[а]чить); после мягких согласных ударные гласные [о, а, э] меняются на безударный звук [и] (м[я]со – м[и]сной, в[ё]л – в[и]ла, л[е]з – вл[и]зать); в конце слов звонкие согласные меняются на глухие (ду[б]ы – ду[п], моро[з]ы – моро[с]). Такая же мена звонких на глухие происходит перед глухими согласными (ру[б]ить – ру[п]ка, скользить – сколь[с]ко), а глухие согласные перед звонкими меняются на звонкие (ко[с]ить – козьба, моло[т]ить – моло[д]ьба). Изучением этих законов занимается фонетика. Орфоэпические нормы определяют выбор произносительных вариантов – если фонетическая система в данном случае допускает несколько возможностей. Так, в словах иноязычного происхождения в принципе согласный перед буквой е может произноситься как твердо, так и мягко, при этом орфоэпическая норма иногда требует твердого произношения (например, [дэ]када, [тэ]мп), иногда – мягкого (например [д'е]кларация, [т'е]мперамент, му[з'е]й). Фонетическая система русского языка допускает как сочетание [шн], так и сочетание [ч'н], ср. було[ч'н]ая и було[шн]ая, но орфоэпическая норма предписывает говорить коне[шн]о, а не коне[ч'н]о. Орфоэпия включает также нормы ударения: правильно произносить докумЕнт, а не докУмент, началА, а не нАчала, звонИт, а не звОнит, алфавИт, а не алфАвит).

В основе русского литературного языка, а значит и литературного произношения, лежит московское наречие. Так сложилось исторически: именно Москва стала объединителем русских земель, центром русского государства. Поэтому фонетические черты московского наречия легли в основу орфоэпических норм. Если бы столицей русского государства стала не Москва, а, допустим, Новгород или Владимир, то литературной нормой было бы «оканье» (т.е. мы бы сейчас произносили в[о]да, а не в[а]да), а если бы столицей стала Рязань – «яканье» (т.е. мы говорили бы в [л'а]су, а не в [л'и]су).

Орфоэпические правила предупреждают ошибку в произношении, отсекают недопустимые варианты. Варианты произношения, признаваемые неправильными, нелитературными, могут появляться под влиянием фонетики других языковых систем – территориальных диалектов, городского просторечия или близкородственных языков, преимущественно украинского. Мы знаем, что не все говорящие по-русски люди имеют одинаковое произношение. На севере России «окают» и «екают»: произносят в[о]да, г[о]в[о]рит, н[е]су), на юге – «акают» и «якают» (говорят в[а]да, н[я]су), есть и другие фонетические различия.

У человека, не владеющего литературным языком с детства, а сознательно осваивающего литературное произношение, в речи могут встретиться произносительные черты, свойственные местному говору, который он усвоил в детстве. Например, выходцы с юга России часто сохраняют особое произношение звука [г] – они произносят на его месте звонкое [х] (звук, в транскрипции обозначаемый знаком [g]). В русском литературном языке такой звук нужно произносить только в словах Бо[g] и бу[g]алтер. Важно понимать, что такого рода произносительные черты являются нарушением норм только в системе литературного языка, а в системе территориальных диалектов они нормальны и правильны и соответствуют фонетическим законам этих диалектов.

Есть и другие источники нелитературного произношения. Если человек впервые встретил слово в письменном языке, в художественной или другой литературе, а до этого он никогда не слышал, как оно произносится, он может неправильно его прочитать, озвучить: на произношение может повлиять буквенный облик слова. Именно под влиянием написания появилось, например, произношение слова чу[ф]ство вместо правильного чу[с]тво, [ч]то вместо [ш]то, помо[щ]ник вместо помо[ш]ник.

Орфоэпическая норма не всегда утверждает как единственно правильный лишь один из произносительных вариантов, отвергая другой как ошибочный. В некоторых случаях она допускает варианты произношения. Литературным, правильным считается как произношение е[ж'ж']у, ви[ж'ж']ать с мягким долгим звуком [ж'], так и е[жж]у, ви[жж]ать – с твердым долгим; правильно и до[ж'ж']и, и до[жд]и, и ра[ш'ш']истить и ра[ш'ч']истить (об орфоэпической истории букв ж, ш, щ, ц и ч была даже написана сказка), и [д]верь и [д']верь, и п[о]эзия и п[а]эзия. Таким образом, в отличие от орфографических норм, предлагающих один вариант и запрещающих другие, орфоэпические нормы допускают варианты, которые либо оцениваются как равноправные, либо один вариант считается желательным, а другой допустимым. Например, Орфоэпический словарь русского языка под редакцией Р.И. Аванесова (М., 1997) слово бассейн разрешает произносить и с мягким и с твердым [с], т.е. и ба[с'е]йн и ба[сэ]йн; в этом словаре предлагается произносить манёвры, планёр, но допускается и произношение манЕвры, плАнер.

Появление многих орфоэпических вариантов связано с развитием литературного языка. Произношение постепенно меняется. В начале 20 в. говорили а[н']гел, це[р']ковь, ве[р'х], пе[р']вый. Да и сейчас в речи пожилых людей нередко можно встретить такое произношение. Очень быстро уходит из литературного языка твердое произношение согласного [с] в частице -ся (сь) (смеял[с]а, встетили[с]). В начале 20 в. это было нормой литературного языка, так же как как и твердые звуки [г, к, х] в прилагательных на -кий, -гий, -хий и в глаголах на -кивать, -гивать, -хивать. Слова высокий, строгий, ветхий, вскакивать, подпрыгивать, стряхивать произносили так, как если бы было написано строгой, ветхой, вскаковать, подпрыговать. Потом норма стала допускать оба варианта – старый и новый: и смеял[с]а и смеял[с']я, и стро[г]ий и стро[г']ий. В результате изменений в литературном произношении появляются варианты, одни из которых характеризуют речь старшего поколения, другие – младшего.

Орфоэпические нормы устанавливаются учеными – специалистами в области фонетики. На основании чего лингвисты решают, какой вариант следует отвергнуть, а какой одобрить? Кодификаторы (те ученые, которые определяют нормы) орфоэпии взвешивают все «за» и «против» каждого из встречающихся вариантов, при этом принимая во внимание разные факторы: распространенность произносительного варианта, его соответствие объективным законам развития языка (т.е. смотрят, какой вариант обречен, а у какого есть будущее). Они устанавливают относительную силу каждого довода за произносительный вариант. Например, распространенность варианта важна, но это не самый сильный довод в его пользу: бывают и распространенные ошибки. Кроме того, специалисты по орфоэпии не спешат утвердить новый вариант, придерживаясь разумного консерватизма: литературное произношение не должно меняться слишком быстро, оно должно быть устойчиво, ведь литературный язык связывает поколения, объединяет людей не только в пространстве, но и во времени. Поэтому рекомендовать надо традиционную, но живую норму, хотя бы она и не была наиболее распространенной.

При разработке ресурса были использованы материалы сайта http://www.krugosvet.ru

 

на главную

Версия для печати